понедельник, 5 января 2015 г.

В семье можно ссориться, ругаться и обижаться.


С недоверием отношусь я к таким словам: «Мы так прекрасно живем, никогда не ссоримся и даже не повышаем голос». Не верю — даже при самой большой любви все дома ругаются, обижают и обижаются. 
Если ссор нет, то и жизни нет, и радости примирения нет. Так у всех людей. Зачем придумывать?» — великая оперная певица Елена Васильевна Образцова. Отрывок из интервью. 

«Семьи без скандалов не бывает, потому что скандал — это часть любви. А любовь — это когда каждый может быть самим собой. Когда ты не притворяешься, то не всегда со всеми совпадаешь. 

Так что ругаться необходимо. Но можно ругаться от ненависти, а можно ругаться от любви. Меня мама даже по физиономии била дай бог как! Сначала оплеухи, потом поцелуи. В общем, всё нормально…» — режиссер Андрей Кончаловский. Из интервью (журнал «Хлеб*Соль» №2, 2010). 

Можно избегать конфликтов, если все члены семьи поставят перед собой такую задачу. Но, даже если ссор нет совсем, это не служит гарантом долголетия семьи. Отсутствие ссор – это может быть даже сигналом к серьезным размышлениям. Не потому ли их нет, что пара просто избегает их? Не накапливаются ли таким образом обиды? Не приведет ли это (рано или поздно) к непониманию друг друга, к разъединенности? 

Отсутствие ссор не всегда идет на пользу семье это я точно знаю (по своему опыту). И, все-таки, не подпишусь под фразой «если ссор нет, то и жизни нет». Ссоры все-таки не основа для семьи. Вот если в паре нет диалога (умения слушать и слышать), тогда семьи не будет точно.

«Совместная жизнь — это не немое кино» — Андрей Кончаловский. 

Можно иногда и поссориться — пошуметь ветками, сыпануть дождем. «Он тосковал по ней всегда, еще до того, как узнал. Его тоска была глубинной, как вечная мерзлота...  
Человек мерит всех собой, как говорят, на свой аршин. Он не сомневался, что и ОНА — Первооткрыватель и испытывает то же самое, что и он. А это значит, будут дети — девочка, мальчик и мальчик. Один за другим, трое подряд. Потекут дни, в которых они будут заняты каждый своим делом... Долгие вечера, в которых они сплетут свои души, потом ночи, в которых они сплетут тела. И так пройдут двадцать, тридцать и сорок лет. Когда все время рядом — перемены не видны. Какая разница, две морщины или пять! Да и в этом ли дело? Надо только попросить, чтобы она никогда не выбрасывала эту кофту с оттянутыми карманами. Такой он увидел ее впервые, такой она и останется. Можно иногда и поссориться — пошуметь ветками, сыпануть дождем. А потом опять выйдет солнце. Самое главное — чтобы с НЕЙ. Когда-нибудь они умрут. Но это будут уже не они. Они останутся в детях, внуках и не прервутся никогда. Она напишет свою диссертацию. Он придумает педагогическое пособие... Они поставят свои работы на полки, и их мысли кому-нибудь пригодятся. Паша шел по пустому городу. Жизнь представлялась ему длинной и осмысленной, полной нежности и самоотдачи...» — Виктория Токарева. "Паша и Павлуша". 

« Татьяна заплакала, и вместе со слезами из нее вытекала обида и ненависть. Душа становилась легче, не такой тяжелой. Слезы облегчали душу. Как мучительно ненавидеть. И какое счастье — прощать» — Виктория Самойловна Токарева. Из сборника «Самый счастливый день». 


P.S. Если вы еще не смотрели комедию «Имя» (2012 , Франция и Бельгия, Александр де ля Пательер и Матье Делапорт ), тогда рекомендую. Здесь одна нелепая шутка приводит к такой ссоре, что мама не горюй. Ссора, которая может привести к точке невозврата... 

Комментариев нет:

Отправить комментарий